О создании главного иконостаса храма

Продолжается созидание главного иконостаса нашего храма. В воскресенье 12 марта 2017 в храм привезли и установили декоративные детали нижнего яруса, так называемые «полотенца». Технология производства деталей для нашего иконостаса носит название гальванопластика. Воспользовавшись представившейся возможностью,  мы побеседовали о том, что это такое, а также о пути в профессии с руководителем мастерской, где создается будущая святыня, Сергеем Непочатовым.Сергей Непочатов

Сергей, расскажите, как получилось, что вы стали заниматься гальваникой?

— Это довольно долгий путь. После армии я работал форматором. Мне всегда везло на хороших людей, и однажды я познакомился со скульптором Юрием Петровичем Колесниковым. Он был в одном лице и скульптор, и архитектор, лепил только знаменитостей и говорил так: «Зачем мне лепить вторых лиц, когда можно лепить первых».  Меня позвали к нему в мастерскую, так как была какая-то проблема со снятием формы. Юрий Петрович показал мне маленький бюст Майи Плисецкой и спросил: «как бы ты снимал с него форму?». Фигура была непростая, а я ответил: «Да все просто, из двух частей будет форма состоять, лицевой и затылочной». Скульптор никак не мог понять, как с таким подходом мне удастся сделать так,  чтобы все детали сохранились. В итоге оказалось, что мы тридцать минут говорили на разных языках. Он думал, что я работаю с гипсом, а я предлагал специальный резиновый материал. Узнав это, Юрий Петрович сразу  пригласил меня к себе на работу.


А скульптор Колесников занимался гальванопластикой?

В процессе работы с Юрием Петровичем я познакомился еще с одним человеком, который теоретически знал о гальванопластике все, а практического опыта не имел. Он и вдохновил нас вместе со скульптором на это занятие, тем более что у Колесникова были очень хорошие заказы и финансовые возможности, и у него была первая ванна для гальванопластики.

 

В чем заключается процесс изготовления изделия способом гальванопластики?

Сначала делается рисунок изделия с точными размерами. Потом по рисунку лепится модель из пластилина. В современных условиях можно сделать из дерева, используя 3D принтер, но мы предпочитаем работать по старинке (хотя модель крестов на «полотенцах» делалась на таком принтере, так как нужна была точная симметрия). Далее с пластилинового изделия снимается гипсовый слепок, на основе которого отливается форма из металла. Эта форма полируется, шлифуется, если нужно какие-то детали дорабатываются, чеканятся. И вот только с этой металлической формы делается резиновая болванка, которая потом, что называется, тиражируется. На нее в гальванической ванне наращивается медь, потом серебро и золото.

 

Что значит наращивается? Как это происходит технически?   

На резиновую форму наносится электропроводный слой (бронзовый или графитовый порошок). В гальванической ванне находится сернокислый электролит. В ванну помещается с одной стороны лист меди, толщиной 10 мм, а с другой стороны —  покрытая электропроводным слоем резиновая форма. Когда включается слабый ток, медь под его действием растворяется и с листа постепенно переходит на поверхность резиновой формы. Поэтому и говорим, что «растет» металл.  Таким способом сделаны фигуры в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга, кони на здании Большого театра в Москве и многое-многое другое.

 

Из ваших самых первых заказов, что вам больше всего запомнилось?

Когда мы открыли свою мастерскую, помню, пришел один реставратор и принес шляпку  гвоздя от кресла Ивана Грозного. Он заказал нам сделать копию, но только с ножкой, и предложил хорошие деньги за заказ. При этом он сказал, что в литейных мастерских за данную работу никто не брался. А мы подумали, что справимся. Сделали форму, размножили. Получилась кассета из 100 гвоздиков, а потом их все выпиливать надо было. Так ничего у нас не получилось (улыбается).

 

То есть сначала тяжело было?

Ну как при открытии, наверное, любого дела, сначала заказов было мало. Помимо основного дела, искали разные другие способы заработка. Был один случай даже комический.

 

Расскажете? 

Мы снимали помещение для мастерской в подвале киностудии, которая перебивалась тем, что озвучивала сериалы разные, “Рабыня Изаура», «Дикая Роза».  Однажды у начальника родилась идея. Он нашел схему помещения, которое мы снимали, и увидел, что на плане есть комната, которой по факту нет. Стало понятно, что вход в него замурован. Начальник решил, что там непременно должен быть тайник, где храниться, ни много ни мало, библиотека Ивана Грозного. А если окажется, что ничего там нет, то организуем в этой комнате либо сауну, либо  шампиньоны будем выращивать.  Мы стали долбить старинную стену в 4 кирпича толщеной. Когда сломали стену,  увидели, что вся комната засыпана мусором вперемешку с землей. Начальник решил, что точно клад где-то тут. Начали  таскать землю в ведрах из-под кинопленки и выкидывать в контейнеры во дворе. Сверху прикрывали контейнеры бумагой, чтобы никто не догадался. Через неделю у водителя мусоровоза возник вопрос: что происходит, почему ему землю в контейнеры бросают? Он поинтересовался у директора киностудии. Тот был в недоумении и пошел выяснять ситуацию к нам в подвал. Пришел и обомлел от увиденного. Оказывается, наверху стояла звукочувствительная аппаратура и поэтому помещение внизу засыпали мусором и замуровали, во избежание любых вибраций. Из-за наших ударов кувалдой в течении нескольких дней шла насмарку работа по записи звука к фильмам (Смеется).

 

Я так понимаю, эта мастерская не стала вашим главным местом работы? И не с нее началась ваша деятельность по изготовлению окладов и иконостасов?

 Да, потом были и другие мастерские. А как-то друзья сказали, что в Строгановке уже полтора года нет мастера-гальваника, я пошел туда работать. В целом же в профессии я уже 30 лет.  Первые заказы для храмов я получил через своего деда. Он занимался тем, что находил разные старинные металлические предметы в закрытых церквях, очищал их и потом предлагал в действующие храмы.

Сейчас в основном мы делаем оклады для икон. А что касается иконостасов, то наша первая работа – это иконостас собора Сретенского монастыря в  Москве. Помню, очень спешили, так как в монастырь должны были привезти Владимирскую икону Божией Матери из Третьяковской галереи. К этому дню должен был быть готов иконостас.

 

А где еще можно увидеть ваши работы?

Мы выполняли заказ для монастыря в Виннице, для храма Спаса на Крови в Екатеринбурге (облачение на престол с изображением царской семьи). Второй наш иконостас «живет»  под Белгородом. Третий — в Павловская слобода под Москвой. А четвертый  — ваш  никулинский.

 

Правильно я понимаю, что после изготовления медной основы происходит опять же гальваническим способом серебрение, а затем золочение?  

Да, в иконостасе для вашего храма именно так и происходит.  Но два последних процесса  — это по желанию заказчика. Иконостас, изготовленный методом гальванопластики, может быть просто медным, или только посеребренным.

 

После того как «наросло» золото, что дальше?

Каждую заготовку обрезать и подогнать и отполировать. Вот например в столбиках первого ряда иконостаса в Никулино — 54 детали. Помимо элементов, изготовленных методом гальванопластики, есть детали, которые выпиливаются, фрезеруются – например кружевной фон с листочным орнаментом  на «полотенцах».  В первоначальном проекте их не было. В процессе работы решили, что листы, обшивающие деревянные балки, к которому все крепится, тоже должны быть не гладкие, а с орнаментом. Вот под них фон «полотенец» пришлось подгонять.

 

Кстати, непонятно, как вы лепили эти тонкий растительный орнамент на этой обшивке?

Вот никогда не догадаетесь! Взяли виниловые рельефные обои и сняли с них отпечаток.

 

Очень интересно! А сколько всего человек трудится над созданием нашего иконостаса?

В данный момент четыре человека. У нас своего рода семейный подряд, жена тоже участвовала. Специалисты сейчас для нас – это большая проблема. Мы работаем по старинке, молодежь к нас идти не хочет и профессия уходит.

 

По старинке? Гальваника давно существует?

Первая гальваника появилась в 1837 году. А до этого использовали очень вредную технологию золочения, так называемую амальгаму. Смешивалась ртуть с золотом, этой смесью натирался купол, например. Затем огненным факелом ртуть выжигалась, а золото проникало в металл. Люди, надышавшись такими парами, просто падали.Сергей Непочатов

Как хорошо, что появилась гальваника!!! Сергей, спасибо Вам за уделенное время!  Желаем Божией помощи в дальнейших трудах на благо нашей Церкви!